Пример проповеди о словах агапе и филиа.

подписка в телеграмПример проповеди о словах агапе и филиа. Разбираем в этой статье.

В греческом тексте Нового Завета в этом диалоге между Христом и апостолом Петром употреблено два разных глагола, означающих “любить”. Когда Господь вопрошал Петра в первый и во второй раз. Он употребил слово “агапе”. Но в ответах Петра: “Ты знаешь, что я люблю Тебя”, – стоит глагол “филео”, который обозначает любовь не в самом высшем смысле, а как синоним обыкновенной человеческой дружбы. Помня свою прежнюю самоуверенность и последующее за ней трагическое отречение, Петр побоялся сказать Господу, что любит Спасителя той высшей любовью, которую Господь питал к нему и доказал тем, что не только простил Петра, но и доверил ему ответственную миссию. Да, Петр любил Иисуса и, может быть, больше, чем раньше, однако не осмелился заявить, что любит Его так же глубоко, как Христос любит его. Несмотря на то, что Спаситель ожидал такой же любви к Себе, Петр не посмел поставить себя на один уровень с Тем, Кто не отрекся от крестной смерти и умер, претерпев за всех людей, в том числе и за Петра: “Симон Ионин! любишь ли (агапе) ты Меня?..” “Так, Господи! Ты знаешь, что я люблю (филео) Тебя”. Не потому ли, что оба раза Петр ответил, что любит Иисуса в смысле “филео”, а не “агапе”, Господь в последний, третий раз не стал настаивать на “агапе”, а спросил: “Симон Ионин! любишь ли (филео) ты Меня?” Иными словами, Господь словно вложил в этот глагол следующий смысл: хорошо, Симон, если из-за недавнего своего отречения ты, потеряв прежнюю самоуверенность, боишься сказать, что любишь Меня высшей степенью любви, которая не позволит тебе впредь отречься от Меня, тогда скажи, любишь ли ты Меня так, как любит человека его хороший друг? Столь неожиданный оборот привел Петра в крайнее смущение, и он стал с волнением повторять: “Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю (филео) Тебя”. Конечно, Христос знал, какую из двух степеней любви испытывает к Нему Петр. Для Господа было важно, что, испытав скорбь отречения, Петр понял: истинные любовь и верность стоят много больше поспешных словесных обещаний